САЛЮТ ГЕРАКЛИОНМосква, ул. Лодочная, д.15, стр.1А
+7 (495) 909-88-19
  • Мы на Facebook
  • Наш канал на Youtube
  • Мы Вконтакте
  • Наш Instagram
logo fit liga 11 03 15 var 2 1

Владислав Ткаченко, тренер по теннису: «В специализированных теннисных клубах нет того, что имеет "Гераклион"»

01.12.2020

Сын его тренера не раз обыгрывал Марата Сафина, а сам он чуть не уехал в Монако тренировать Стаса Михайлова. Волей случая остался в России и теперь учит теннису детей и взрослых в Фонде «Гераклион», где недавно открылась новая секция тенниса. Знакомимся с тренером Владиславом Ткаченко – его биографией, методикой и философией.

1

— Вы пришли в «Гераклион» совсем недавно. Что уже успели подметить для себя здесь?

— Могу сказать, что здесь классная инфраструктура. Сами корты находятся в хорошем районе и неплохо оборудованы

– грамотное освещение и новое покрытие, соответствующее стандартам.

— В основе вашей тренерской методики лежит система «Tennis 10s», так?

— Да. Это программа Международной федерации тенниса для гармоничного развития детей (10 лет и младше). На каждый возраст подобраны специальные упражнения, мячи, ракетки и размеры площадки. Начинают дети с самого малого.

— Разные мячи объясняются особенностями восприятия ребёнка?

— Чем руководствовалась международная федерация – точно не могу сказать. Думаю, дети больше тянутся к яркому и цветному. Жёлтый мяч в полёте не всегда заметен, а оранжевый и красный идут двух цветов. То есть дно волокно жёлтое, а второе – красного или оранжевого цвета, их лучше видно.

― Какая идёт градация цветов?

― Вначале играют красным и оранжевым мячом, потом переходят на зелёный. От этого меняются и размеры площадки. Сначала идёт маленький корт, потом 3\4 корта. К 10-ти годам дети выходят уже на полноценный корт, но играют ещё мячом, в котором давление снижено на 25%. Это делает отскок не таким высоким.

― Такой щадящий режим действительно эффективен для ребёнка?

― Работая по этой программе и опираясь на анатомию и физиологию человека, ты всегда будешь работать и понимать, что не сделаешь из ребёнка «теннисного инвалида». Это когда проблемы начинаются с малых лет: локоть теннисиста, заваленное плечо, искривление позвоночника. Чем ещё привлекательна эта программа – тем, что можно набирать в группу большее количество детей и, в принципе, не будет простоев в упражнениях.

― Давно работаете по методике «Tennis 10s»?

― Да, я проходил несколько дополнительных курсов по этой программе и привнёс туда свои изменения в упражнениях. На мой взгляд, они лучше помогают детям адаптироваться к теннису, развиваться и понимать, что от них требуется. Ребёнок, когда приходит – он вообще не понимает, куда его отдали и что от него хотят. К 10-ти годам он выходит на какой-то уровень, а к 12-ти переходит на взрослый мяч и взрослый размер ракетки. Он уже готов к полноценной соревновательной деятельности.

— Сейчас в Москве большое количество теннисных секций. Конкуренция огромная, не так ли?

— Да. И помимо клубов, есть также частные теннисные школы и тренеры-фрилансеры, которые не привязаны к какому-либо клубу. Их очень много. В связи с этим нужно быть конкурентоспособным: развиваться, смотреть за новинками, жить этим. Если ты тренер по теннису, ты не можешь развиваться просто как тренер. Например, я ещё являюсь специалистом по массажу и инструктором тренажёрного зала. Идёт постоянное заимствование упражнений из других видов спорта. Например, лесенка скорости и координации. Она пришла из футбола, сейчас повсеместно используется теннисистами.

1

― Фонд «Гераклион» держит высокую планку в этой конкурентной теннисной среде?

― Могу сказать, что в «Гераклионе» присутствует подход всестороннего развития спортсмена. Я как тренер по теннису понимаю, что могу узко специализироваться именно на тренировках по теннису. Если я увижу, что какому-то ребёнку не хватает физической подготовки, я отдам его на ОФП. Или потом на растяжку. Для этого есть уже узкопрофильный специалист. Можно делать коллаборацию между специалистами внутри Фонда. Плюс многие клубы развиваются и всё проводят в Москве, без выездов и сборов. В «Гераклионе» же есть база для сборов, куда можно регулярно выезжать. Кто-то находится, например, на Кипре – пожалуйста. Это отличная возможность для спортсменов сменить обстановку и лучше подготовиться. Во многих специализированных теннисных клубах такого нет.

— Какой сейчас средний уровень детей в теннисной секции?

— Мы планируем начать отбор детей в группы после проведения мастер-класса 21 ноября. Там уже посмотрим, какой у кого уровень. Как показала практика, всегда приходят люди с разным уровнем игры – как дети, так и взрослые. Мы будем всех распределять.

— Как, вообще, в теннисе проходит поэтапное развитие ребёнка?

― По нашей программе дети сначала начинают учиться ловить мячи, набивать шарики. Потом постепенно переходят на набивание мячей, больше работы на координацию и реакцию на движущийся объект. По степени взросления подключается дополнительная физическая подготовка – на скорость, силу, быстроту реакции. В теннисе, в отличие от многих других видов спорта, ты всегда развиваешься на технику.

1

— Вы планируете набирать в секцию только детей, или со взрослыми тоже есть желание поработать?

— Основа школы – детский теннис, он должен преобладать. Но также хотелось бы поработать и со взрослыми. Сейчас в Москве очень распространены любительские турниры. В частном порядке у меня был опыт работы с группами и любителями, которые играли на подобных турнирах. Конечно, хотелось бы поработать со всеми.

— Сами сейчас тренируетесь?

— Целенаправленно – нет. Но нагрузки за 7-8 часов ежедневной работы мне хватает. Как-то решил специально надеть фитнес-браслет. Поставил на нём цель – 30 000 шагов. Уже в полдень он у меня зазвенел, показал, что суточную норму я выполнил (улыбается).

― А когда были теннисистом, много отдавали времени спорту?

― У меня тогда было 6 тренировок в неделю – зависело от времени года. Зимой, так как учёба и прочие дела накладывались, было по 3-4 часа в день в среднем. Летом приезжал на стадион к 9 утра и уезжал в 6-8 вечера. Бывало, что после тренировок оставались играть в футбол с ребятами.

— Какими регалиями вы можете похвастать?

— Я КМС. Присвоили его в 2005 году после первенства России, где я стал третьим. Также путешествовали по стране, играли в различных категориях (3+) теннисного тура. Так как я с Калининграда, нам было сложнее колесить. Играли на местном Кубке Балтики, достаточно часто выезжали в Прибалтику – Литву, Польшу. Играли также в Белоруссии.

1

— Далеко не все спортсмены затем идут в тренеры. Почему вы решили сменить амплуа?

— Тренировочный процесс со стороны тренера мне был всегда интересен, ещё со школы. Когда у меня был перерыв между тренировками, я смотрел, как мой тренер что-то объясняет своим ученикам, старался всё запоминать. Это одна из причин. Вторая – это то, что теннис достаточно дорогой вид спорта. Я родился в семье моряка и домохозяйки. Таких баснословных денег у родителей не было. Теннис – один из тех видов спорта, который слабо поддерживается государством. Очень сложно найти себе спонсоров. Далеко за примером ходить не надо. Сын моего тренера занимался в одной группе с Маратом Сафиным (Экс-первая ракетка – прим.ред.) Тренер, который в своё время тренировал сборную, рассказывал, что его сын всегда обыгрывал Сафина. Но в итоге спонсоры выбрали и продвинули именно Марата – более харизматичного парня. Чтобы продвигаться из мастеров в профессионалы, нужны очень большие финансовые вложения, что не позволяет многим талантам играть на высочайшем уровне.

ВИДЕО

— Теперь вы на тренерском поприще. Есть ли у вас в мечтах вырастить новых Сафиных и Шараповых?

— Конечно, как по-другому. Мы тренируемся, чтобы совершенствоваться, а предела совершенству нет. Всегда присутствую на соревнованиях своих воспитанников, болею за них. Наверное, иногда переживаю даже сильнее их родителей, которые стоят рядом. Очень хочется видеть результаты своих подопечных, гордиться ими. Видеть, как они развиваются. Было очень больно уезжать из Калининграда, потому что у меня там остались очень подготовленные дети. Например, девочка, которая целый год не проигрывала в местных турнирах. Я её как-то раз вывез на первенство Литвы. Ей на тот момент было 8 лет. Я её заявил в две возрастные категории – 10 лет и моложе и на «оранжевый мяч» 9-ти лет. В итоге по своему возрасту она победила, а по старшим заняла второе место. Был сильный эмоциональный подъём. Хочется всегда видеть это в учениках, но не всегда получается, тут всё непредсказуемо. Каждый тренер хочет видеть победы своих воспитанников, а каждый спортсмен – победить.

– Юные «звёзды» только начинают зажигаться в вашей тренерской карьере, а вот с действующими вам уже удалось поработать. Правда, не тенниса, а эстрады – в своё время вы учили теннису Стаса Михайлова. Как так вышло?

― Он пришёл тренироваться на моё прошлое место работы. Думал, что буду учить его с нуля, а оказалось, что в детстве он уже занимался теннисом. Когда-то у него был даже 1-й разряд.

― Много тренировок провели ему?

― Он как развлечение рассматривал это, для себя. Занимался около месяца со мной, тренировок 12 вышло.

1

― Певец остался доволен?

― Да. Он даже звал меня в Монако, говорил: «Делай визу, будешь меня там тренировать!» Я согласился, подал на визу, а после этого где-то подхватил ветрянку, слёг в «инфекционку» – и он улетел без меня.

― Теперь понятно, почему все говорят, что ветрянкой лучше переболеть в детстве!

― Это точно!


Евгений ДЕРЕВЯНКО